• ru
Array
(
    [ID] => 12628
    [~ID] => 12628
    [IBLOCK_ID] => 191
    [~IBLOCK_ID] => 191
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [NAME] => Что изменилось в работе БРК за полгода после критики Токаева
    [~NAME] => Что изменилось в работе БРК за полгода после критики Токаева
    [ACTIVE_FROM] => 28.07.2022
    [~ACTIVE_FROM] => 28.07.2022
    [TIMESTAMP_X] => 28.07.2022 13:06:54
    [~TIMESTAMP_X] => 28.07.2022 13:06:54
    [DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12628
    [~DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12628
    [LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [~LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [DETAIL_TEXT] => 

chto.jpg

Руслан Искаков возглавил Банк развития Казахстана в феврале – буквально через месяц после заседания мажилиса, на котором президент Токаев назвал БРК банком для избранных и поручил перестроить его деятельность. О том, как происходит трансформация банка, какова финансовая ситуация в БРК, есть ли риски дефолта и что происходит с финан­сированием проектов тех, кого «мы знаем пофамильно», председатель правления БРК Руслан Искаков рассказал в интервью «Курсиву».

– Руслан Викторович, какие изменения произошли в банке за полгода?

– Банк переориентировался на частные проекты. Теперь финансирование не будут получать проекты квазигосударственных компаний и ГЧП. Для банка это глобальные изменения, поскольку раньше госпроекты занимали в портфеле БРК почти 40%. Мы пошли на это, поскольку у госкомпаний есть возможность самим привлекать деньги на рынке капитала или из бюджета.

Исключением могут стать только проекты с мажоритарным участием других кредиторов, то есть в случае софинансирования или при синдицированном финансировании. Кроме того, эти проекты должны соответствовать принципам ESG. Например, если будет принято решение о переводе алматинских угольных ТЭЦ на газ, понимая социальную, экологическую ответственность проекта, мы будем готовы взяться за проект, но только вместе с другими международными фининститутами.

Еще одно важное изменение – это полное раскрытие бенефициаров-заемщиков. Теперь при подаче заявки на финансирование потенциальный заявитель дает нам право раскрывать информацию о собственниках юридического лица, включая конечных бенефициаров. Параллельно мы ведем работу по получению аналогичных согласий и от действующих клиентов. Благодаря этому повышаются открытость и прозрачность кредитования: казахстанцы смогут видеть, кто стоит за компанией, реализующей тот или иной проект с участием БРК.

Также мы изменили перечень отраслей, которые можем кредитовать: под запрет попали все виды жилищного строительства и строительство торгово-развлекательных центров.

Это тоже поможет высвободить дополнительные ресурсы для финансирования промышленных проектов, которые создают ценность для казахстанской экономики и развивают несырьевой экспорт.

– Все эти изменения уже утверждены и взяты в работу? Насколько сложно было ломать систему?

– Да, они утверждены и закреплены в наших документах, в том числе в законе о Банке развития, и уже применяются на деле.

И мне лично было несложно проводить работу по реформированию банка, поскольку здесь собралась профессиональная экспертная команда, которая давно была готова к изменениям. Сотрудники прекрасно знали, что и как нужно менять, но, вероятно, в прежних обстоятельствах не могли этого сделать. Мне повезло прийти в БРК тогда, когда эти реформы потребовались временем и стали возможными.

– Как эти нововведения сказались на портфеле банка?

– В феврале в списке на рассмотрении и в проработке у банка были проекты на 1,8 трлн тенге, из них заявки на 1,3 трлн были исключены в связи с изменением мандата банка. Мы их просто перестали рассматривать.

В итоге в списке потенциальных проектов на 2022–2024 годы остались проекты на 500–600 млрд тенге и был риск недостижения банком своих стратегических целей по кредитованию экономики. После того как прошла работа по повышению транспарентности банка и пересмотру процессов рассмотрения проектов, прошел открытый диалог с предпринимателями, ситуация выправилась.

Сейчас в пайплайне проекты на 1,8 трлн тенге. Грубо говоря, мы смогли полностью заместить проекты ГЧП и квазигосударственных компаний частными проектами.

– Банк останавливал финансирование по действующим проектам?

– Нет, кредитование проектов, по которым финансирование было начато ранее, мы не останавливали – это означало бы нарушение договорных обязательств и повлекло бы за собой скандалы, в том числе международные. К примеру, при отказе от оплаты оборудования или разрыве контрактов с иностранными подрядчиками.

И самое главное, что проекты, в которые уже инвестировано немало денег, остались бы незавершенными. Временные рабочие места на проектах строительства были бы сокращены, постоянные, которые появляются после запуска проектов, не созданы вообще, а банк остался бы с невозвратным кредитом.

Первостепенная задача банка – это завершение строительства инвестпроектов. В этому году мы уже запустили пять проектов. В их числе проекты по обеспечению сел доступом к широкополосному интернету, ветряная и солнечная электростанции в Костанайской и Карагандинской областях. На них создано 250 рабочих мест, а сумма займа БРК составила 97,5 млрд тенге при общей стоимости 214 млрд тенге. Последнюю цифру я выделяю, чтобы вы понимали: БРК дает часть денег на реализацию проектов, а не полностью оплачивает их.

Еще несколько предприятий начали работать в техническом режиме – это агломерационная фабрика и ферросплавный завод в Карагандинской области, тематический парк в Актау. Общая стоимость проектов – 96,3 млрд тенге, создано около 600 постоянных рабочих мест.

Каждый из этих проектов – это прежде всего рабочие места, импортозамещение и экспорт, налоговые поступления, возможность для сопутствующего развития МСБ. Смотря на эти проекты с экономической точки зрения, мы просто не могли остановить их кредитование.

– Значит, банк продолжит финансировать проекты «избранного круга лиц»?

– Нужно понимать один важный момент: в портфеле БРК было много проектов так называемых олигархов не потому, что банк намеренно кредитовал их в приоритетном порядке. По сути, структура кредитного портфеля БРК – это отражение структуры экономики Казахстана.

Поэтому не совсем корректно говорить, что банк выдавал деньги конкретным лицам. И непонятно, почему в СМИ в список «избранных» попал «Казахтелеком», который, по сути, является национальным оператором связи. Цель проекта – провести высокоскоростной интернет в отдаленные регионы страны. В результате интернетом обеспечено более 1 200 сел. Как вы сами считаете, нужно ли было поддержать этот проект? Я считаю, что нужно. Более того, давайте посмотрим на сумму займа – 37 млрд тенге «Казахтелеком» получил от БРК при стоимости проекта в 107,6 млрд. Остальные 70,6 млрд – инвестиции «Казахтелекома».

Другой пример – реконструкция нефтеперерабатывающих заводов. Банк финансировал проекты по модернизации Атырауского и Павлодарского НПЗ. Нужны ли были эти проекты стране? Несомненно, да. Ведь раньше мы зависели от импортного бензина. В ноябре 2016 года в стране наступил коллапс, связанный с нехваткой топлива. Модернизация заводов решила эту проблему на тот момент.

Сейчас мы не только не завозим топливо, но и экспортируем его на другие рынки. С 2018 года по 2020 год экспорт бензина вырос в четыре раза, без ущерба для внутреннего рынка. Благодаря второму этапу модернизации появился бензин стандартов «Евро-4» и «Евро-5», которых раньше не было.

Еще раз подчеркну: для банка главное – это бизнес-сторона проекта, а не его бенефициары. Если у проекта есть перспектива, есть хороший бизнес-план и понятные рынки сбыта, то мы выдаем кредит. Главное, во-первых, – обеспечить возвратность выданных займов, а во-вторых, обеспечить создание в Казахстане новых производств.

– Раз заговорили о топливном вопросе – в портфеле банка ведь есть четвертый завод?

– Один из наших действующих заемщиков – АО «Конденсат», расположенное в Западно-Казахстанской области – технически полностью готов производить топливо, но не может этого сделать, поскольку уполномоченным органом не решены вопросы по обеспечению завода сырьем. Надеемся, что в скором времени он заработает в полную мощность.

– Каковы основные операционные и финансовые итоги работы БРК за первое полугодие 2022 года? Какие проекты получили финансирование?

– Активы банка выросли на 110 млрд – до 3,85 трлн тенге. Чистая прибыль по итогам шести месяцев этого года составила 25,2 млрд. С начала года профинансированы проекты почти на 152 млрд тенге. В их числе шесть инвестиционных проектов на 71,14 млрд тенге в обрабатывающей промышленности, три проекта на 13,33 млрд – в инфраструктуре и 11 экспортных операций на 67,32 млрд тенге.

Среди проектов, например, расширение домостроительного комбината в столице, третья очередь Макинской птицефабрики в Акмолинской области и строительство каскада гидроэлектростанций на реке Баскан в Алматинской области.

Есть и много важных проектов по экспорту. Это завод «Кайнар-АКБ» из Талдыкоргана, который поставляет за рубеж аккумуляторы, Кентауский трансформаторный завод, «Баян-Сулу» с кондитерскими изделиями, «Проммашкомплект» из Экибас­туза, который продает за рубеж железнодорожные колеса, «Шымкентмай», «КазЭнергоКабель» и другие предприятия.

– Какова доля государственных средств в БРК?

– В 2021 году мы привлекли фондирование на 647,2 млрд тенге, из которых 74,9% являются рыночными средствами и 25,1% – государственными. То есть на каждый 1 тенге госсредств БРК смог привлечь почти 3 тенге рыночного заимствования. Это деньги, которые мы привлекаем на открытом рынке и возвращаем, выплачивая проценты. И мы, как институт развития, должны это делать, чтобы за счет своих высоких рейтингов и репутации получать долгосрочное фондирование и кредитовать проекты в Казахстане.

Сейчас мы микшируем средства: берем часть государственных денег, полученных нами под низкий процент, и рыночные заимствования, чтобы бизнес получил среднюю, подъемную для них ставку. Все прекрасно знают, что рыночные ставки очень высокие, и БРК, как и другие фининституты, не может привлечь деньги дешевле 14,5% годовых, то есть ниже ставки НБ РК.

За государственные средства мы готовы отчитываться и делаем это постоянно. Мы регулярно публикуем всю отчетность – не только годовую финансовую, но и по реализации всех программ кредитования – на своем сайте и площадке биржи KASE.

– В текущем году наступает срок погашения большого внешнего долга. Не угрожает ли банку дефолт?

– Да, в начале года стоял вопрос о том, сможет ли банк вообще погасить свои обязательства на $1,5 млрд, из них $1,2 млрд в декабре 2022 года, потому что одновременно после критики главы государства наши рейтинги поставили на пересмотр в сторону ухудшения сразу все агентства. Начало конфликта между Россией и Украиной практически обнулило аппетиты международных инвесторов ко всему региону.

Первое, что мы сделали, – это убедили рейтинговые агентства подтвердить все рейтинги на самом высоком суверенном уровне. Это позволило нам в мае выйти на международные рынки. Мы были первыми и, судя по всему, пока единственными из так называемого региона СНГ, кто после начала российско-украинского конфликта успешно разместил еврооблигации. Нам удалось привлечь $500 млн.

От американского J.P. Morgan привлекли еще $120 млн под покрытие Датского экспортно-кредитного агентства, которое впервые взяло риск на Казахстан. В итоге мы досрочно погасили задолженность на сумму более $700 млн.

Также мы смогли достичь договоренности с China Construction Bank об открытии кредитной линии на $300 млн. Сейчас мы понимаем, как будет идти погашение крупных обязательств, поэтому они не представляют значительных рисков для нашей работы.

Кроме того, банк проводил работу с заемщиками по досрочному погашению ряда кредитов, в том числе проблемных. В итоге таких погашений было на сумму более 80 млрд тенге. Часть из этих денег будет также направлена на погашение внешних обязательств, а часть – реинвестирована в проекты.

– Какие интересные проекты находятся на рассмотрении в банке?

– Сейчас у нас на рассмотрении 47 проектов. Среди них, например, заводы по производству соды. На сегодняшний день Казахстан полностью импортирует кальцинированную соду.

25 млрд тенге из досрочно погашенных мы планируем инвестировать по «Дорожной карте занятости» в проекты Туркестанской области – строительство тепличного хозяйства с центром для обучения персонала теплиц. Речь идет о формировании нового кластера в агропроме на юге страны с созданием большого количества рабочих мест для женщин. Женская занятость – актуальный для этого региона вопрос.

Также есть проекты по строительству птицефабрик, молочно-товарной фермы, заводов по производству радиаторов, алюминиевых профилей. Среди проектов металлургии – первая очередь завода комплексных сплавов, заводы по производству катодной меди, кремния и другие проекты.

– Если оценивать беспристрастно, нужен ли стране Банк развития как финансовый институт?

– Чтобы быть максимально объективными, давайте обратимся к цифрам и сравним. По состоянию на 1 июня 2022 года займы юридических лиц в банках второго уровня составляли 3,9 трлн тенге, а займы МСБ – 5,5 трлн. Итого около 9,4 трлн. Для сравнения: кредитный портфель БРК к концу первого полугодия превысил 2,1 трлн тенге. То есть это соответствует половине от корпоративного портфеля, или 20% от ссудного портфеля всех БВУ по всем юридическим лицам и МСБ.

При этом в каждом банке работают по несколько тысяч человек, суммарно – десятки тысяч, в БРК – 224 человека. В российском и китайском банках развития работают по 12 тыс. человек, в польском – 1600.

Если говорить о реализованных проектах, то при участии БРК за годы независимости в стране созданы десятки абсолютно новых производств. Например, Актюбинский рельсобалочный завод, без которого наши железные дороги полностью зависели бы от поставок рельсов из-за рубежа. Ферросплавный завод YDD с большим экспортным потенциалом, Казахстанский электролизный завод, который, по сути, создал алюминиевый кластер, Тургусунская ГЭС, завод трансформаторов «АзияТрафо» и многие другие проекты.

На введенных в эксплуатацию предприятиях создано около 32 тысяч постоянных рабочих мест, не говоря уже о временных позициях и целых экосистемах из МСБ, которые формируются вокруг новых проектов.

Поэтому отвечаю откровенно: БРК стране нужен, в том числе и потому, что банковский сектор Казахстана пока не готов закрывать эту нишу.

– Почему крупные проекты не кредитуются коммерческими банками?

– Несмотря на наличие различных программ, таких как «Экономика простых вещей», банки не горят желанием кредитовать долгосрочные инвестиционные проекты. Если говорить о проектном финансировании, то они не берутся за них в том числе из-за отсутствия нужной экспертизы.

Мы, со своей стороны, открыты к сотрудничеству с БВУ, готовы делить риски и совместно финансировать проекты. 

Материал взят с сайта kursiv.kz

[~DETAIL_TEXT] =>

chto.jpg

Руслан Искаков возглавил Банк развития Казахстана в феврале – буквально через месяц после заседания мажилиса, на котором президент Токаев назвал БРК банком для избранных и поручил перестроить его деятельность. О том, как происходит трансформация банка, какова финансовая ситуация в БРК, есть ли риски дефолта и что происходит с финан­сированием проектов тех, кого «мы знаем пофамильно», председатель правления БРК Руслан Искаков рассказал в интервью «Курсиву».

– Руслан Викторович, какие изменения произошли в банке за полгода?

– Банк переориентировался на частные проекты. Теперь финансирование не будут получать проекты квазигосударственных компаний и ГЧП. Для банка это глобальные изменения, поскольку раньше госпроекты занимали в портфеле БРК почти 40%. Мы пошли на это, поскольку у госкомпаний есть возможность самим привлекать деньги на рынке капитала или из бюджета.

Исключением могут стать только проекты с мажоритарным участием других кредиторов, то есть в случае софинансирования или при синдицированном финансировании. Кроме того, эти проекты должны соответствовать принципам ESG. Например, если будет принято решение о переводе алматинских угольных ТЭЦ на газ, понимая социальную, экологическую ответственность проекта, мы будем готовы взяться за проект, но только вместе с другими международными фининститутами.

Еще одно важное изменение – это полное раскрытие бенефициаров-заемщиков. Теперь при подаче заявки на финансирование потенциальный заявитель дает нам право раскрывать информацию о собственниках юридического лица, включая конечных бенефициаров. Параллельно мы ведем работу по получению аналогичных согласий и от действующих клиентов. Благодаря этому повышаются открытость и прозрачность кредитования: казахстанцы смогут видеть, кто стоит за компанией, реализующей тот или иной проект с участием БРК.

Также мы изменили перечень отраслей, которые можем кредитовать: под запрет попали все виды жилищного строительства и строительство торгово-развлекательных центров.

Это тоже поможет высвободить дополнительные ресурсы для финансирования промышленных проектов, которые создают ценность для казахстанской экономики и развивают несырьевой экспорт.

– Все эти изменения уже утверждены и взяты в работу? Насколько сложно было ломать систему?

– Да, они утверждены и закреплены в наших документах, в том числе в законе о Банке развития, и уже применяются на деле.

И мне лично было несложно проводить работу по реформированию банка, поскольку здесь собралась профессиональная экспертная команда, которая давно была готова к изменениям. Сотрудники прекрасно знали, что и как нужно менять, но, вероятно, в прежних обстоятельствах не могли этого сделать. Мне повезло прийти в БРК тогда, когда эти реформы потребовались временем и стали возможными.

– Как эти нововведения сказались на портфеле банка?

– В феврале в списке на рассмотрении и в проработке у банка были проекты на 1,8 трлн тенге, из них заявки на 1,3 трлн были исключены в связи с изменением мандата банка. Мы их просто перестали рассматривать.

В итоге в списке потенциальных проектов на 2022–2024 годы остались проекты на 500–600 млрд тенге и был риск недостижения банком своих стратегических целей по кредитованию экономики. После того как прошла работа по повышению транспарентности банка и пересмотру процессов рассмотрения проектов, прошел открытый диалог с предпринимателями, ситуация выправилась.

Сейчас в пайплайне проекты на 1,8 трлн тенге. Грубо говоря, мы смогли полностью заместить проекты ГЧП и квазигосударственных компаний частными проектами.

– Банк останавливал финансирование по действующим проектам?

– Нет, кредитование проектов, по которым финансирование было начато ранее, мы не останавливали – это означало бы нарушение договорных обязательств и повлекло бы за собой скандалы, в том числе международные. К примеру, при отказе от оплаты оборудования или разрыве контрактов с иностранными подрядчиками.

И самое главное, что проекты, в которые уже инвестировано немало денег, остались бы незавершенными. Временные рабочие места на проектах строительства были бы сокращены, постоянные, которые появляются после запуска проектов, не созданы вообще, а банк остался бы с невозвратным кредитом.

Первостепенная задача банка – это завершение строительства инвестпроектов. В этому году мы уже запустили пять проектов. В их числе проекты по обеспечению сел доступом к широкополосному интернету, ветряная и солнечная электростанции в Костанайской и Карагандинской областях. На них создано 250 рабочих мест, а сумма займа БРК составила 97,5 млрд тенге при общей стоимости 214 млрд тенге. Последнюю цифру я выделяю, чтобы вы понимали: БРК дает часть денег на реализацию проектов, а не полностью оплачивает их.

Еще несколько предприятий начали работать в техническом режиме – это агломерационная фабрика и ферросплавный завод в Карагандинской области, тематический парк в Актау. Общая стоимость проектов – 96,3 млрд тенге, создано около 600 постоянных рабочих мест.

Каждый из этих проектов – это прежде всего рабочие места, импортозамещение и экспорт, налоговые поступления, возможность для сопутствующего развития МСБ. Смотря на эти проекты с экономической точки зрения, мы просто не могли остановить их кредитование.

– Значит, банк продолжит финансировать проекты «избранного круга лиц»?

– Нужно понимать один важный момент: в портфеле БРК было много проектов так называемых олигархов не потому, что банк намеренно кредитовал их в приоритетном порядке. По сути, структура кредитного портфеля БРК – это отражение структуры экономики Казахстана.

Поэтому не совсем корректно говорить, что банк выдавал деньги конкретным лицам. И непонятно, почему в СМИ в список «избранных» попал «Казахтелеком», который, по сути, является национальным оператором связи. Цель проекта – провести высокоскоростной интернет в отдаленные регионы страны. В результате интернетом обеспечено более 1 200 сел. Как вы сами считаете, нужно ли было поддержать этот проект? Я считаю, что нужно. Более того, давайте посмотрим на сумму займа – 37 млрд тенге «Казахтелеком» получил от БРК при стоимости проекта в 107,6 млрд. Остальные 70,6 млрд – инвестиции «Казахтелекома».

Другой пример – реконструкция нефтеперерабатывающих заводов. Банк финансировал проекты по модернизации Атырауского и Павлодарского НПЗ. Нужны ли были эти проекты стране? Несомненно, да. Ведь раньше мы зависели от импортного бензина. В ноябре 2016 года в стране наступил коллапс, связанный с нехваткой топлива. Модернизация заводов решила эту проблему на тот момент.

Сейчас мы не только не завозим топливо, но и экспортируем его на другие рынки. С 2018 года по 2020 год экспорт бензина вырос в четыре раза, без ущерба для внутреннего рынка. Благодаря второму этапу модернизации появился бензин стандартов «Евро-4» и «Евро-5», которых раньше не было.

Еще раз подчеркну: для банка главное – это бизнес-сторона проекта, а не его бенефициары. Если у проекта есть перспектива, есть хороший бизнес-план и понятные рынки сбыта, то мы выдаем кредит. Главное, во-первых, – обеспечить возвратность выданных займов, а во-вторых, обеспечить создание в Казахстане новых производств.

– Раз заговорили о топливном вопросе – в портфеле банка ведь есть четвертый завод?

– Один из наших действующих заемщиков – АО «Конденсат», расположенное в Западно-Казахстанской области – технически полностью готов производить топливо, но не может этого сделать, поскольку уполномоченным органом не решены вопросы по обеспечению завода сырьем. Надеемся, что в скором времени он заработает в полную мощность.

– Каковы основные операционные и финансовые итоги работы БРК за первое полугодие 2022 года? Какие проекты получили финансирование?

– Активы банка выросли на 110 млрд – до 3,85 трлн тенге. Чистая прибыль по итогам шести месяцев этого года составила 25,2 млрд. С начала года профинансированы проекты почти на 152 млрд тенге. В их числе шесть инвестиционных проектов на 71,14 млрд тенге в обрабатывающей промышленности, три проекта на 13,33 млрд – в инфраструктуре и 11 экспортных операций на 67,32 млрд тенге.

Среди проектов, например, расширение домостроительного комбината в столице, третья очередь Макинской птицефабрики в Акмолинской области и строительство каскада гидроэлектростанций на реке Баскан в Алматинской области.

Есть и много важных проектов по экспорту. Это завод «Кайнар-АКБ» из Талдыкоргана, который поставляет за рубеж аккумуляторы, Кентауский трансформаторный завод, «Баян-Сулу» с кондитерскими изделиями, «Проммашкомплект» из Экибас­туза, который продает за рубеж железнодорожные колеса, «Шымкентмай», «КазЭнергоКабель» и другие предприятия.

– Какова доля государственных средств в БРК?

– В 2021 году мы привлекли фондирование на 647,2 млрд тенге, из которых 74,9% являются рыночными средствами и 25,1% – государственными. То есть на каждый 1 тенге госсредств БРК смог привлечь почти 3 тенге рыночного заимствования. Это деньги, которые мы привлекаем на открытом рынке и возвращаем, выплачивая проценты. И мы, как институт развития, должны это делать, чтобы за счет своих высоких рейтингов и репутации получать долгосрочное фондирование и кредитовать проекты в Казахстане.

Сейчас мы микшируем средства: берем часть государственных денег, полученных нами под низкий процент, и рыночные заимствования, чтобы бизнес получил среднюю, подъемную для них ставку. Все прекрасно знают, что рыночные ставки очень высокие, и БРК, как и другие фининституты, не может привлечь деньги дешевле 14,5% годовых, то есть ниже ставки НБ РК.

За государственные средства мы готовы отчитываться и делаем это постоянно. Мы регулярно публикуем всю отчетность – не только годовую финансовую, но и по реализации всех программ кредитования – на своем сайте и площадке биржи KASE.

– В текущем году наступает срок погашения большого внешнего долга. Не угрожает ли банку дефолт?

– Да, в начале года стоял вопрос о том, сможет ли банк вообще погасить свои обязательства на $1,5 млрд, из них $1,2 млрд в декабре 2022 года, потому что одновременно после критики главы государства наши рейтинги поставили на пересмотр в сторону ухудшения сразу все агентства. Начало конфликта между Россией и Украиной практически обнулило аппетиты международных инвесторов ко всему региону.

Первое, что мы сделали, – это убедили рейтинговые агентства подтвердить все рейтинги на самом высоком суверенном уровне. Это позволило нам в мае выйти на международные рынки. Мы были первыми и, судя по всему, пока единственными из так называемого региона СНГ, кто после начала российско-украинского конфликта успешно разместил еврооблигации. Нам удалось привлечь $500 млн.

От американского J.P. Morgan привлекли еще $120 млн под покрытие Датского экспортно-кредитного агентства, которое впервые взяло риск на Казахстан. В итоге мы досрочно погасили задолженность на сумму более $700 млн.

Также мы смогли достичь договоренности с China Construction Bank об открытии кредитной линии на $300 млн. Сейчас мы понимаем, как будет идти погашение крупных обязательств, поэтому они не представляют значительных рисков для нашей работы.

Кроме того, банк проводил работу с заемщиками по досрочному погашению ряда кредитов, в том числе проблемных. В итоге таких погашений было на сумму более 80 млрд тенге. Часть из этих денег будет также направлена на погашение внешних обязательств, а часть – реинвестирована в проекты.

– Какие интересные проекты находятся на рассмотрении в банке?

– Сейчас у нас на рассмотрении 47 проектов. Среди них, например, заводы по производству соды. На сегодняшний день Казахстан полностью импортирует кальцинированную соду.

25 млрд тенге из досрочно погашенных мы планируем инвестировать по «Дорожной карте занятости» в проекты Туркестанской области – строительство тепличного хозяйства с центром для обучения персонала теплиц. Речь идет о формировании нового кластера в агропроме на юге страны с созданием большого количества рабочих мест для женщин. Женская занятость – актуальный для этого региона вопрос.

Также есть проекты по строительству птицефабрик, молочно-товарной фермы, заводов по производству радиаторов, алюминиевых профилей. Среди проектов металлургии – первая очередь завода комплексных сплавов, заводы по производству катодной меди, кремния и другие проекты.

– Если оценивать беспристрастно, нужен ли стране Банк развития как финансовый институт?

– Чтобы быть максимально объективными, давайте обратимся к цифрам и сравним. По состоянию на 1 июня 2022 года займы юридических лиц в банках второго уровня составляли 3,9 трлн тенге, а займы МСБ – 5,5 трлн. Итого около 9,4 трлн. Для сравнения: кредитный портфель БРК к концу первого полугодия превысил 2,1 трлн тенге. То есть это соответствует половине от корпоративного портфеля, или 20% от ссудного портфеля всех БВУ по всем юридическим лицам и МСБ.

При этом в каждом банке работают по несколько тысяч человек, суммарно – десятки тысяч, в БРК – 224 человека. В российском и китайском банках развития работают по 12 тыс. человек, в польском – 1600.

Если говорить о реализованных проектах, то при участии БРК за годы независимости в стране созданы десятки абсолютно новых производств. Например, Актюбинский рельсобалочный завод, без которого наши железные дороги полностью зависели бы от поставок рельсов из-за рубежа. Ферросплавный завод YDD с большим экспортным потенциалом, Казахстанский электролизный завод, который, по сути, создал алюминиевый кластер, Тургусунская ГЭС, завод трансформаторов «АзияТрафо» и многие другие проекты.

На введенных в эксплуатацию предприятиях создано около 32 тысяч постоянных рабочих мест, не говоря уже о временных позициях и целых экосистемах из МСБ, которые формируются вокруг новых проектов.

Поэтому отвечаю откровенно: БРК стране нужен, в том числе и потому, что банковский сектор Казахстана пока не готов закрывать эту нишу.

– Почему крупные проекты не кредитуются коммерческими банками?

– Несмотря на наличие различных программ, таких как «Экономика простых вещей», банки не горят желанием кредитовать долгосрочные инвестиционные проекты. Если говорить о проектном финансировании, то они не берутся за них в том числе из-за отсутствия нужной экспертизы.

Мы, со своей стороны, открыты к сотрудничеству с БВУ, готовы делить риски и совместно финансировать проекты. 

Материал взят с сайта kursiv.kz

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Интервью с председателем правления Банка Развития Казахстана Русланом Искаковым [~PREVIEW_TEXT] => Интервью с председателем правления Банка Развития Казахстана Русланом Искаковым [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 15908 [TIMESTAMP_X] => 28.07.2022 13:06:54 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 1333 [WIDTH] => 2000 [FILE_SIZE] => 469507 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/6c8 [FILE_NAME] => chto.jpg [ORIGINAL_NAME] => chto.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => d0215cff81f4d2a63db2955f506f9ee8 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/6c8/chto.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/6c8/chto.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/6c8/chto.jpg [ALT] => Что изменилось в работе БРК за полгода после критики Токаева [TITLE] => Что изменилось в работе БРК за полгода после критики Токаева ) [~PREVIEW_PICTURE] => 15908 [LANG_DIR] => /en/ [~LANG_DIR] => /en/ [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 12628 [~EXTERNAL_ID] => 12628 [IBLOCK_TYPE_ID] => pc [~IBLOCK_TYPE_ID] => pc [IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [~IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => b3 [~LID] => b3 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 28.07.2022 [FIELDS] => Array ( ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [PREVIEW_IMAGE] => /upload/resize_cache/iblock/6c8/352_176_240cd750bba9870f18aada2478b24840a/chto.jpg )
Array
(
    [ID] => 12617
    [~ID] => 12617
    [IBLOCK_ID] => 191
    [~IBLOCK_ID] => 191
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [NAME] => Инвестпроекты Караганды: какие новые предприятия появились в регионе?
    [~NAME] => Инвестпроекты Караганды: какие новые предприятия появились в регионе?
    [ACTIVE_FROM] => 11.07.2022
    [~ACTIVE_FROM] => 11.07.2022
    [TIMESTAMP_X] => 12.07.2022 13:21:42
    [~TIMESTAMP_X] => 12.07.2022 13:21:42
    [DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12617
    [~DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12617
    [LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [~LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [DETAIL_TEXT] => 

Глава правительства ознакомился с работой ряда промышленных, инфраструктурных и социальных объектов региона, а также ходом реализации новых инвестиционных проектов.

Крупнейший по промышленному потенциалу регион все так же остается центром важных для страны производств. Какие новые предприятия появились в области за последние годы? По данным Банка развития Казахстана, только по их линии в регионе профинансировано пять масштабных проектов общей стоимостью 299 млрд тенге.

quadro.jpeg

Среди них один из крупнейших в мире Жайремский горно-обогатительный комбинат мощностью переработки до 5 млн тонн руды в год. Он был практически поднят из руин и сейчас является основным производителем и экспортером марганца в Казахстане. Предприятие является градообразующим, создав более 600 новых рабочих мест, а также инвестировав в развитие поселка Жайрем порядка 5 млрд тенге, в том числе на строительство, реставрацию и оснащение социально-культурных объектов.

fire.jpeg

Еще одно известное предприятие – YDD Corporation, которое входит в пятерку мировых производителей ферросилиция. Казахстанский завод обеспечивает международные компании в 47 странах мира своей продукцией, которая используется при производстве ледоколов, самолетов и автомобилей. Объем экспорта в 2021 году составил 56 млрд тенге. Постоянной работой обеспечены 650 жителей региона. Проект также известен в регионе благодаря своему экологичному подходу к производству – очищение выбросов в воздух здесь достигает 99%.

Asia FerroAlloys (ранее Qaz Carbon) специализируется на производстве кокса для ферросплавных заводов, а также стальном и чугунном литье. Предприятие, созданное в 2017 году в Караганде, в мае 2021-го запустило собственную обогатительную фабрику и ферросплавный завод. Сейчас на предприятии трудятся 1600 сотрудников. Продукция компании обеспечивает внутренний рынок, а также экспортируется в страны Европы, Азии и СНГ, в том числе в Японию и Германию.

Также банком было профинансировано расширение Карагандинской ТЭЦ и строительство солнечной электростанции мощностью 50 МВт. Запуск этих предприятий позволил создать в регионе 1500 новых рабочих мест, а налоговые отчисления в государственный бюджет только за 2021 год составили порядка 27 млрд тенге.

metall.jpeg

С 2021 года в регионе начал работу современный высокотехнологичный завод по производству автобусов QazTehna, финансирование которого осуществлялось по линии дочерней организации БРК Фонда развития промышленности Казахстана. Предприятие выпускает автобусы различных модификаций, а также карьерную, строительную и дорожную технику. Производственная мощность предприятия составляет 1200 автобусов и 500 единиц спецтехники в год. Производство должно помочь решить проблему с изношенным казахстанским автопарком.

Кроме того, на предприятии выпускают школьные автобусы, которые будут передаваться образовательным учреждениям по всей стране. Помимо обеспечения внутреннего спроса завод планирует наладить экспорт техники в Россию, Кыргызстан, Иран, Пакистан и другие страны. Всего на предприятии создано свыше 1000 рабочих мест.

tires.jpeg

Также ФРП поддержал строительство нового завода по выпуску шин в Сарани. Производственная мощность завода на первом этапе составит 3,5 млн многопрофильных шин ежегодно с доведением в последующем до 9 млн шин в год. Предприятие позволит повысить уровень локализации автомобильного производства и обеспечить импортозамещение шин, а также экспорт до 40% продукции. Запуск проекта намечен на конец 2022 – начало 2023 года. Заемные средства ФРП на покупку оборудования для завода составили 66 млрд тенге, а общая стоимость проекта составила порядка 125 млрд тенге. На заводе будет создано свыше 1100 новых высококвалифицированных рабочих мест. Часть сотрудников уже трудоустроена и проходит обучение и стажировку.

На сегодняшний день на рассмотрении у БРК находится еще 10 карагандинских проектов стоимостью 276 млрд тенге. В основном это проекты ГМК, металлургической отрасли, энергоснабжения и машиностроения.

Среди них четыре завода – завод по строительству автобусов, завод комплексных сплавов, завод по извлечению катодной меди и завод по производству алюминиевых и биметаллических радиаторов.

Также финансирование необходимо для строительства второй очереди солнечной электростанции мощностью 50 ВТ. Для региона реализация этих проектов означает появление порядка трех тысяч новых рабочих мест и значительное увеличение отчислений в бюджет.

Материал взят с сайта zakon.kz

[~DETAIL_TEXT] =>

Глава правительства ознакомился с работой ряда промышленных, инфраструктурных и социальных объектов региона, а также ходом реализации новых инвестиционных проектов.

Крупнейший по промышленному потенциалу регион все так же остается центром важных для страны производств. Какие новые предприятия появились в области за последние годы? По данным Банка развития Казахстана, только по их линии в регионе профинансировано пять масштабных проектов общей стоимостью 299 млрд тенге.

quadro.jpeg

Среди них один из крупнейших в мире Жайремский горно-обогатительный комбинат мощностью переработки до 5 млн тонн руды в год. Он был практически поднят из руин и сейчас является основным производителем и экспортером марганца в Казахстане. Предприятие является градообразующим, создав более 600 новых рабочих мест, а также инвестировав в развитие поселка Жайрем порядка 5 млрд тенге, в том числе на строительство, реставрацию и оснащение социально-культурных объектов.

fire.jpeg

Еще одно известное предприятие – YDD Corporation, которое входит в пятерку мировых производителей ферросилиция. Казахстанский завод обеспечивает международные компании в 47 странах мира своей продукцией, которая используется при производстве ледоколов, самолетов и автомобилей. Объем экспорта в 2021 году составил 56 млрд тенге. Постоянной работой обеспечены 650 жителей региона. Проект также известен в регионе благодаря своему экологичному подходу к производству – очищение выбросов в воздух здесь достигает 99%.

Asia FerroAlloys (ранее Qaz Carbon) специализируется на производстве кокса для ферросплавных заводов, а также стальном и чугунном литье. Предприятие, созданное в 2017 году в Караганде, в мае 2021-го запустило собственную обогатительную фабрику и ферросплавный завод. Сейчас на предприятии трудятся 1600 сотрудников. Продукция компании обеспечивает внутренний рынок, а также экспортируется в страны Европы, Азии и СНГ, в том числе в Японию и Германию.

Также банком было профинансировано расширение Карагандинской ТЭЦ и строительство солнечной электростанции мощностью 50 МВт. Запуск этих предприятий позволил создать в регионе 1500 новых рабочих мест, а налоговые отчисления в государственный бюджет только за 2021 год составили порядка 27 млрд тенге.

metall.jpeg

С 2021 года в регионе начал работу современный высокотехнологичный завод по производству автобусов QazTehna, финансирование которого осуществлялось по линии дочерней организации БРК Фонда развития промышленности Казахстана. Предприятие выпускает автобусы различных модификаций, а также карьерную, строительную и дорожную технику. Производственная мощность предприятия составляет 1200 автобусов и 500 единиц спецтехники в год. Производство должно помочь решить проблему с изношенным казахстанским автопарком.

Кроме того, на предприятии выпускают школьные автобусы, которые будут передаваться образовательным учреждениям по всей стране. Помимо обеспечения внутреннего спроса завод планирует наладить экспорт техники в Россию, Кыргызстан, Иран, Пакистан и другие страны. Всего на предприятии создано свыше 1000 рабочих мест.

tires.jpeg

Также ФРП поддержал строительство нового завода по выпуску шин в Сарани. Производственная мощность завода на первом этапе составит 3,5 млн многопрофильных шин ежегодно с доведением в последующем до 9 млн шин в год. Предприятие позволит повысить уровень локализации автомобильного производства и обеспечить импортозамещение шин, а также экспорт до 40% продукции. Запуск проекта намечен на конец 2022 – начало 2023 года. Заемные средства ФРП на покупку оборудования для завода составили 66 млрд тенге, а общая стоимость проекта составила порядка 125 млрд тенге. На заводе будет создано свыше 1100 новых высококвалифицированных рабочих мест. Часть сотрудников уже трудоустроена и проходит обучение и стажировку.

На сегодняшний день на рассмотрении у БРК находится еще 10 карагандинских проектов стоимостью 276 млрд тенге. В основном это проекты ГМК, металлургической отрасли, энергоснабжения и машиностроения.

Среди них четыре завода – завод по строительству автобусов, завод комплексных сплавов, завод по извлечению катодной меди и завод по производству алюминиевых и биметаллических радиаторов.

Также финансирование необходимо для строительства второй очереди солнечной электростанции мощностью 50 ВТ. Для региона реализация этих проектов означает появление порядка трех тысяч новых рабочих мест и значительное увеличение отчислений в бюджет.

Материал взят с сайта zakon.kz

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Премьер-министр РК Алихан Смаилов находится с рабочим визитом в Карагандинской области. [~PREVIEW_TEXT] => Премьер-министр РК Алихан Смаилов находится с рабочим визитом в Карагандинской области. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 15880 [TIMESTAMP_X] => 12.07.2022 13:21:42 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 451 [WIDTH] => 800 [FILE_SIZE] => 96446 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/020 [FILE_NAME] => bus.jpeg [ORIGINAL_NAME] => bus.jpeg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => d070b52c6978849c971a1dc82ef9dc06 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/020/bus.jpeg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/020/bus.jpeg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/020/bus.jpeg [ALT] => Инвестпроекты Караганды: какие новые предприятия появились в регионе? [TITLE] => Инвестпроекты Караганды: какие новые предприятия появились в регионе? ) [~PREVIEW_PICTURE] => 15880 [LANG_DIR] => /en/ [~LANG_DIR] => /en/ [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 12617 [~EXTERNAL_ID] => 12617 [IBLOCK_TYPE_ID] => pc [~IBLOCK_TYPE_ID] => pc [IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [~IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => b3 [~LID] => b3 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 11.07.2022 [FIELDS] => Array ( ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [PREVIEW_IMAGE] => /upload/resize_cache/iblock/020/352_176_240cd750bba9870f18aada2478b24840a/bus.jpeg )
Array
(
    [ID] => 12601
    [~ID] => 12601
    [IBLOCK_ID] => 191
    [~IBLOCK_ID] => 191
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [NAME] => Призовой фонд в 13,6 млн тенге разыграли на шахматном фестивале в Актобе
    [~NAME] => Призовой фонд в 13,6 млн тенге разыграли на шахматном фестивале в Актобе
    [ACTIVE_FROM] => 23.06.2022
    [~ACTIVE_FROM] => 23.06.2022
    [TIMESTAMP_X] => 23.06.2022 11:42:55
    [~TIMESTAMP_X] => 23.06.2022 11:42:55
    [DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12601
    [~DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12601
    [LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [~LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [DETAIL_TEXT] => 

АКТОБЕ.КАЗИНФОРМ – В Актобе с 13 по 22 июня прошел второй международный шахматный фестиваль «Мемориал Владимира Дворковича – Aktobe Open 2022», передает корреспондент МИА «Казинформ».

Фестиваль проводился при поддержке акима области Ондасына Уразалина второй год подряд и набирает популярность. В этом году в нем приняли участие около 200 шахматистов из регионов Казахстана и ближнего зарубежья. В их числе международные гроссмейстеры и мастера. Почетным гостем стал президент Международной шахматной федерации Аркадий Дворкович.

«Я был рад участвовать в фестивале имени моего отца Владимира Дворковича. Мой отец много лет служил шахматам, был международным арбитром, организатором, в том числе в Актюбинске в советские времена. Наша семья благодарна тому, что память о Владимире Дворковиче до сих пор хранят здесь, в Актобе. Это уже второй фестиваль, в нем приняли участие несколько сотен шахматистов, это первый международный турнир в Казахстане после пандемии. Думаю, он стал праздником для всех нас, в том числе организаторов», - сказал президент Международной шахматной федерации Аркадий Дворкович.

excvbhnjkm.jpg

Сильнейшие шахматисты Казахстана и ближнего зарубежья разыграли призовой фонд фестиваля, который составил 13,6 млн тенге. По итогам фестиваля в открытом турнире среди взрослых Aktobe Open Classic первое место и приз в 2 млн тенге получил Жандос Агманов, второе место и 1,5 млн тенге - Павел Понкратов, третье место и 1,2 млн тенге - Джахонгир Вахидов.

Денежными призами от 1 млн до 100 тыс. тенге также были награждены шахматисты, занявшие с 4 по 10 место. Также были награждены дополнительными призами в общей сумме 1,8 млн тенге шахматисты-ветераны.

В открытом турнире среди детей в возрасте до 14 лет Aktobe OpenU 14 обладателем 1 места и приза в 400 тыс. тенге стал Акылжан Мейрханулы, 2 место и приз в 300 тыс. тенге получил Каир Беристенов, 3 место и приз в 250 тыс. тенге - Алан Петухов.

Обладатели 4-8 мест были награждены призами в 200-50 тыс. тенге. Кроме того, 21 и 22 июня были проведены рапид и блиц-турниры.

Материал взят с сайта inform.kz. Он доступен по ссылке.

[~DETAIL_TEXT] =>

АКТОБЕ.КАЗИНФОРМ – В Актобе с 13 по 22 июня прошел второй международный шахматный фестиваль «Мемориал Владимира Дворковича – Aktobe Open 2022», передает корреспондент МИА «Казинформ».

Фестиваль проводился при поддержке акима области Ондасына Уразалина второй год подряд и набирает популярность. В этом году в нем приняли участие около 200 шахматистов из регионов Казахстана и ближнего зарубежья. В их числе международные гроссмейстеры и мастера. Почетным гостем стал президент Международной шахматной федерации Аркадий Дворкович.

«Я был рад участвовать в фестивале имени моего отца Владимира Дворковича. Мой отец много лет служил шахматам, был международным арбитром, организатором, в том числе в Актюбинске в советские времена. Наша семья благодарна тому, что память о Владимире Дворковиче до сих пор хранят здесь, в Актобе. Это уже второй фестиваль, в нем приняли участие несколько сотен шахматистов, это первый международный турнир в Казахстане после пандемии. Думаю, он стал праздником для всех нас, в том числе организаторов», - сказал президент Международной шахматной федерации Аркадий Дворкович.

excvbhnjkm.jpg

Сильнейшие шахматисты Казахстана и ближнего зарубежья разыграли призовой фонд фестиваля, который составил 13,6 млн тенге. По итогам фестиваля в открытом турнире среди взрослых Aktobe Open Classic первое место и приз в 2 млн тенге получил Жандос Агманов, второе место и 1,5 млн тенге - Павел Понкратов, третье место и 1,2 млн тенге - Джахонгир Вахидов.

Денежными призами от 1 млн до 100 тыс. тенге также были награждены шахматисты, занявшие с 4 по 10 место. Также были награждены дополнительными призами в общей сумме 1,8 млн тенге шахматисты-ветераны.

В открытом турнире среди детей в возрасте до 14 лет Aktobe OpenU 14 обладателем 1 места и приза в 400 тыс. тенге стал Акылжан Мейрханулы, 2 место и приз в 300 тыс. тенге получил Каир Беристенов, 3 место и приз в 250 тыс. тенге - Алан Петухов.

Обладатели 4-8 мест были награждены призами в 200-50 тыс. тенге. Кроме того, 21 и 22 июня были проведены рапид и блиц-турниры.

Материал взят с сайта inform.kz. Он доступен по ссылке.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 15772 [TIMESTAMP_X] => 23.06.2022 11:42:55 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 681 [WIDTH] => 1024 [FILE_SIZE] => 108097 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/731 [FILE_NAME] => excvbhnjkm.jpg [ORIGINAL_NAME] => excvbhnjkm.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => fb2cb72509289f6a28bc52fad9123860 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/731/excvbhnjkm.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/731/excvbhnjkm.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/731/excvbhnjkm.jpg [ALT] => Призовой фонд в 13,6 млн тенге разыграли на шахматном фестивале в Актобе [TITLE] => Призовой фонд в 13,6 млн тенге разыграли на шахматном фестивале в Актобе ) [~PREVIEW_PICTURE] => 15772 [LANG_DIR] => /en/ [~LANG_DIR] => /en/ [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 12601 [~EXTERNAL_ID] => 12601 [IBLOCK_TYPE_ID] => pc [~IBLOCK_TYPE_ID] => pc [IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [~IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => b3 [~LID] => b3 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 23.06.2022 [FIELDS] => Array ( ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [PREVIEW_IMAGE] => /upload/resize_cache/iblock/731/352_176_240cd750bba9870f18aada2478b24840a/excvbhnjkm.jpg )
Array
(
    [ID] => 12575
    [~ID] => 12575
    [IBLOCK_ID] => 191
    [~IBLOCK_ID] => 191
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [NAME] => Мировые цены на масло бьют рекорды
    [~NAME] => Мировые цены на масло бьют рекорды
    [ACTIVE_FROM] => 13.06.2022
    [~ACTIVE_FROM] => 13.06.2022
    [TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:05:56
    [~TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:05:56
    [DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12575
    [~DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12575
    [LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [~LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [DETAIL_TEXT] => По сообщениям Reuters, цены практически на все виды масла бьют исторические антирекорды по всему миру. Ситуация обостряется в связи с продолжающимся российско-украинским конфликтом. 

На долю России и Украины приходится 55% мирового производства и 76% мирового экспорта подсолнечного масла. Традиционно основными импортерами являются Китай, Индия и Европа.

Займет ли Казахстан освободившиеся ниши? Видимо, такой план есть. Отечественные производители масла активно наращивают объемы выпуска и экспорта. Экспортная выручка РК от продажи подсолнечного масла за январь – апрель выросла в два раза и составила рекордные 99,1 млн долларов. В физическом же выражении экспорт вырос до 72,7 тыс. тонн, или на 65%. Только с Китаем товарооборот по маслу увеличился в шесть раз в сравнении с прошлым годом.

География экспорта масличной продукции Made in KZ также начала расширяться: к основным направлениям – Китаю, Таджикистану и Узбекистану – добавились Турция, Грузия, Германия, Литва, Чехия и другие страны.

Ситуация, когда Казахстан являлся исключительно поставщиком сырья, может в корне измениться уже в ближайшее время. Если в 2019 году семян подсолнечника отправили на экспорт на сумму более 155,8 млн долларов, то по итогам 2021-го объем снизился до 69,7 млн долларов. Сырье, ранее отправлявшееся на экспорт, стали выкупать отечественные предприятия для переработки и выпуска готовой продукции.

Несколько крупных казахстанских заводов по производству масла планируют увеличить свои мощности и объемы поставок за границу уже в ближайшее время. По данным пресс-службы Банка развития Казахстана, только на предэкспортное финансирование предприятий масличной отрасли банк уже направил 84,5 млрд тенге.

Эти деньги маслопереработчики используют для закупа сырья и дальнейшего производства экспортной продукции. Еще на 11 млрд тенге БРК профинансировал строительство нового маслоэкстракционного завода в Петропавловске, который будет открыт в начале следующего года.

Сами производители отмечают повышенный спрос на казахстанскую продукцию с начала года. Если экспортные квоты не помешают предприятиям и дальше наращивать объемы, то к концу года можно ждать новых рекордов поставок казахстанского масла за рубеж.

Материал взят с сайта Zakon.kz


[~DETAIL_TEXT] => По сообщениям Reuters, цены практически на все виды масла бьют исторические антирекорды по всему миру. Ситуация обостряется в связи с продолжающимся российско-украинским конфликтом.

На долю России и Украины приходится 55% мирового производства и 76% мирового экспорта подсолнечного масла. Традиционно основными импортерами являются Китай, Индия и Европа.

Займет ли Казахстан освободившиеся ниши? Видимо, такой план есть. Отечественные производители масла активно наращивают объемы выпуска и экспорта. Экспортная выручка РК от продажи подсолнечного масла за январь – апрель выросла в два раза и составила рекордные 99,1 млн долларов. В физическом же выражении экспорт вырос до 72,7 тыс. тонн, или на 65%. Только с Китаем товарооборот по маслу увеличился в шесть раз в сравнении с прошлым годом.

География экспорта масличной продукции Made in KZ также начала расширяться: к основным направлениям – Китаю, Таджикистану и Узбекистану – добавились Турция, Грузия, Германия, Литва, Чехия и другие страны.

Ситуация, когда Казахстан являлся исключительно поставщиком сырья, может в корне измениться уже в ближайшее время. Если в 2019 году семян подсолнечника отправили на экспорт на сумму более 155,8 млн долларов, то по итогам 2021-го объем снизился до 69,7 млн долларов. Сырье, ранее отправлявшееся на экспорт, стали выкупать отечественные предприятия для переработки и выпуска готовой продукции.

Несколько крупных казахстанских заводов по производству масла планируют увеличить свои мощности и объемы поставок за границу уже в ближайшее время. По данным пресс-службы Банка развития Казахстана, только на предэкспортное финансирование предприятий масличной отрасли банк уже направил 84,5 млрд тенге.

Эти деньги маслопереработчики используют для закупа сырья и дальнейшего производства экспортной продукции. Еще на 11 млрд тенге БРК профинансировал строительство нового маслоэкстракционного завода в Петропавловске, который будет открыт в начале следующего года.

Сами производители отмечают повышенный спрос на казахстанскую продукцию с начала года. Если экспортные квоты не помешают предприятиям и дальше наращивать объемы, то к концу года можно ждать новых рекордов поставок казахстанского масла за рубеж.

Материал взят с сайта Zakon.kz


[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 15703 [TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:05:56 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 451 [WIDTH] => 800 [FILE_SIZE] => 75765 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/f82 [FILE_NAME] => kunbagys.jpeg [ORIGINAL_NAME] => kunbagys.jpeg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => a4ab0f1ac9f29c9785bcb7eaee70a5e9 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/f82/kunbagys.jpeg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/f82/kunbagys.jpeg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/f82/kunbagys.jpeg [ALT] => Мировые цены на масло бьют рекорды [TITLE] => Мировые цены на масло бьют рекорды ) [~PREVIEW_PICTURE] => 15703 [LANG_DIR] => /en/ [~LANG_DIR] => /en/ [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 12575 [~EXTERNAL_ID] => 12575 [IBLOCK_TYPE_ID] => pc [~IBLOCK_TYPE_ID] => pc [IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [~IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => b3 [~LID] => b3 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 13.06.2022 [FIELDS] => Array ( ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [PREVIEW_IMAGE] => /upload/resize_cache/iblock/f82/352_176_240cd750bba9870f18aada2478b24840a/kunbagys.jpeg )
Array
(
    [ID] => 12576
    [~ID] => 12576
    [IBLOCK_ID] => 191
    [~IBLOCK_ID] => 191
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [NAME] => Казахстан наращивает поставки подсолнечного масла
    [~NAME] => Казахстан наращивает поставки подсолнечного масла
    [ACTIVE_FROM] => 10.06.2022
    [~ACTIVE_FROM] => 10.06.2022
    [TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:07:19
    [~TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:07:19
    [DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12576
    [~DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12576
    [LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [~LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [DETAIL_TEXT] => Экспортная выручка казахстанских предприятий агропрома от продажи подсолнечного масла продолжает расти. По данным Бюро национальной статистики, с января по март 2022 года поставки подсолнечного, сафлорового и хлопкового масла за рубеж составили 67,9 млн долларов, и это увеличение в два раза в сравнении с аналогичным периодом 2021-го. При этом растут не только объемы поставок, но и география экспорта. 

Параллельно с этим падает экспорт семян подсолнечника, то есть Казахстан начинает продавать за рубеж больше обработанной продукции вместо «простой семечки».

Новый год с рекордом

Telegram-канал Tradereport.kz отмечает, что тренд на рост зарубежных поставок казахстанского подсолнечного масла сохранился и по итогам апреля (более свежая статистика пока недоступна). Так, экспортная выручка от его продажи с начала года достигла 99,1 млн долларов, и это также больше уровня прошлого года в два раза. В физическом выражении экспорт вырос на 65%, до 72,7 тыс. тонн.

Отдельно стоит выделить географию экспорта. Как и ранее, основным зарубежным покупателем казахстанского масла выступает Китай. За первые четыре месяца этого года экспорт туда вырос почти в шесть раз – до 40,3 млн долларов. В пять раз увеличился экспорт масла в Афганистан – до 13,7 млн долларов.

Появились и новые рынки сбыта. Это, например, Турция с 5,4 млн долларов поставок, Германия со 198 тыс. долларов, Литва и Латвия со 154 и 105 тыс. долларов. Есть в списке и Грузия, Чехия и Туркменистан, но объемы отгрузки туда в денежном выражении меньше 100 тыс. долларов.

Увеличение показателей в экспорте поддерживают два фактора – это рост цен и наращивание самого производства. Так, за прошедший год средняя экспортная цена на казахстанское подсолнечное масло выросла на четверть – с 1 094 долларов за тонну до 1 363 долларов.


И цены могут стать еще выше из-за перебоев с поставками сырья и готовой продукции из-за военного конфликта между Россией и Украиной. Кроме того, давление окажет и то, что на эти две страны приходится более половины мирового экспорта подсолнечного масла.

Замена в экспорте

Но важно не только то, что экспорт подсолнечного масла растет в денежном и физическом объемах. Параллельно с этим снижается отгрузка за рубеж сырья, из которого масло делают, – семян подсолнечника.

Такую ситуацию подтверждают официальные данные. По данным Бюро национальной статистики, если в 2019 году семян подсолнечника отправили на экспорт на сумму более 155,8 млн долларов, то по итогам 2021-го объем снизился до 69,7 млн долларов. За тот же период экспорт масла вырос с 81 млн долларов в 2019-м до 116,6 млн в 2021-м.

Эти данные показывают, что казахстанский бизнес постепенно переходит от поставок за рубеж сырья к переработке продукции. Помимо самого подсолнечного масла, переработка масличных культур имеет дополнительную ценность для животноводства. В процессе переработки семян появляются отходы – шрот и жмых, который составляет часть кормовой базы для домашнего скота, включая птиц.

Таким образом, увеличение переработки приводит не только к повышению экспортного потенциала казахстанского агропрома, но и дает косвенные выгоды. В их числе дополнительные объемы кормов для фермеров, создание новых рабочих мест и, соответственно, налоговые выплаты в бюджет. С другой стороны, простой экспорт сырья таких эффектов не дает – просто потому что не создается добавленная стоимость внутри экономики.

Передовики масляной революции

На заводе «Шымкентмай» в 2021 году произвели 32 тысячи тонн растительного масла, 94 тысячи тонн кормов и 6,8 тысячи тонн хозяйственного мыла. Из этого объема значительная часть идет на экспорт – от него предприятие получает более 70% своей выручки.

Среди стран-покупателей продукции завода – Россия, Таджикистан, Кыргызстан, Афганистан, Узбекистан, Китай, Иран, Афганистан и Турция.

Еще один пример – «Производственный комплекс «Сей-Нар» из Восточно-Казахстанской области. Эта компания создана в 2010 году и занимается переработкой сельхозпродукции и выпуском нерафинированного растительного масла. Мощность маслоперерабатывающего завода «Сей-Нар» составляет 26 тысяч тонн в год, а загрузка мощностей в среднем достигает 80%.

Кроме того, в текущем году группа компании «Сей-Нар» планирует увеличить свои мощности в области переработки маслосемян путем запуска нового завода мощностью переработки 1 тыс. тонн в сутки.

В компании отмечают, что активно работают на экспортном направлении, которое составляет более половины всех поставок продукции. Основными зарубежными рынками в 2021 году стали Узбекистан, Китай, Таджикистан и Азербайджан.

«С 2019 года мы смогли нарастить экспорт в 2,2 раза. В этом помог не только рост цен на продукцию, но и заключение дополнительных контрактов с клиентами за рубежом. Нарастить мощности мы смогли благодаря тому, что оперативно нашли финансирование и закупили сырье для последующей переработки и поставки покупателям», – отметили в компании.

Согласно открытым источникам, производственный комплекс «Сей-Нар» получил 2 млрд тенге через Банк Развития Казахстана для «приобретения подсолнечника для производства нерафинированного растительного масла с дальнейшим экспортом продукции». «Шымкентмай» также числится в заемщиках БРК - его банк прокредитовал на 4 млрд тенге. 

В банке считают масличную отрасль одной из наиболее перспективных в пищевой промышленности. В портфеле БРК, помимо вышеупомянутых предприятий в рамках экспортного финансирования значатся ТОО «Масло-Дел», ТОО «Altyn Shyghys» и ТОО «Qazaq-Astyk Group», а также проект по строительству нового маслоэкстракционного завода ТОО «Масло-Дел Петропавловск» в Петропавловске стоимостью 15 млрд тенге. Его запуск запланирован на начало следующего года. 

Что касается внутреннего производства, то оно по подсолнечному маслу с января по март выросло до 108,3 тысячи тонн, или на 11%. Из страны за рубеж вывозят почти половину всего произведенного объема.

При этом рост экспорта происходит даже на фоне того, что с начала года и до начала июля в стране действует квота на экспорт подсолнечного масла в 110 тысяч тонн. Фактически за первые четыре месяца этого года вывезли 72,7 тысячи тонн, и на май-июнь остается объем в 37,3 тысячи тонн.

Материал взят с сайта Kapital.kz.
[~DETAIL_TEXT] => Экспортная выручка казахстанских предприятий агропрома от продажи подсолнечного масла продолжает расти. По данным Бюро национальной статистики, с января по март 2022 года поставки подсолнечного, сафлорового и хлопкового масла за рубеж составили 67,9 млн долларов, и это увеличение в два раза в сравнении с аналогичным периодом 2021-го. При этом растут не только объемы поставок, но и география экспорта.

Параллельно с этим падает экспорт семян подсолнечника, то есть Казахстан начинает продавать за рубеж больше обработанной продукции вместо «простой семечки».

Новый год с рекордом

Telegram-канал Tradereport.kz отмечает, что тренд на рост зарубежных поставок казахстанского подсолнечного масла сохранился и по итогам апреля (более свежая статистика пока недоступна). Так, экспортная выручка от его продажи с начала года достигла 99,1 млн долларов, и это также больше уровня прошлого года в два раза. В физическом выражении экспорт вырос на 65%, до 72,7 тыс. тонн.

Отдельно стоит выделить географию экспорта. Как и ранее, основным зарубежным покупателем казахстанского масла выступает Китай. За первые четыре месяца этого года экспорт туда вырос почти в шесть раз – до 40,3 млн долларов. В пять раз увеличился экспорт масла в Афганистан – до 13,7 млн долларов.

Появились и новые рынки сбыта. Это, например, Турция с 5,4 млн долларов поставок, Германия со 198 тыс. долларов, Литва и Латвия со 154 и 105 тыс. долларов. Есть в списке и Грузия, Чехия и Туркменистан, но объемы отгрузки туда в денежном выражении меньше 100 тыс. долларов.

Увеличение показателей в экспорте поддерживают два фактора – это рост цен и наращивание самого производства. Так, за прошедший год средняя экспортная цена на казахстанское подсолнечное масло выросла на четверть – с 1 094 долларов за тонну до 1 363 долларов.


И цены могут стать еще выше из-за перебоев с поставками сырья и готовой продукции из-за военного конфликта между Россией и Украиной. Кроме того, давление окажет и то, что на эти две страны приходится более половины мирового экспорта подсолнечного масла.

Замена в экспорте

Но важно не только то, что экспорт подсолнечного масла растет в денежном и физическом объемах. Параллельно с этим снижается отгрузка за рубеж сырья, из которого масло делают, – семян подсолнечника.

Такую ситуацию подтверждают официальные данные. По данным Бюро национальной статистики, если в 2019 году семян подсолнечника отправили на экспорт на сумму более 155,8 млн долларов, то по итогам 2021-го объем снизился до 69,7 млн долларов. За тот же период экспорт масла вырос с 81 млн долларов в 2019-м до 116,6 млн в 2021-м.

Эти данные показывают, что казахстанский бизнес постепенно переходит от поставок за рубеж сырья к переработке продукции. Помимо самого подсолнечного масла, переработка масличных культур имеет дополнительную ценность для животноводства. В процессе переработки семян появляются отходы – шрот и жмых, который составляет часть кормовой базы для домашнего скота, включая птиц.

Таким образом, увеличение переработки приводит не только к повышению экспортного потенциала казахстанского агропрома, но и дает косвенные выгоды. В их числе дополнительные объемы кормов для фермеров, создание новых рабочих мест и, соответственно, налоговые выплаты в бюджет. С другой стороны, простой экспорт сырья таких эффектов не дает – просто потому что не создается добавленная стоимость внутри экономики.

Передовики масляной революции

На заводе «Шымкентмай» в 2021 году произвели 32 тысячи тонн растительного масла, 94 тысячи тонн кормов и 6,8 тысячи тонн хозяйственного мыла. Из этого объема значительная часть идет на экспорт – от него предприятие получает более 70% своей выручки.

Среди стран-покупателей продукции завода – Россия, Таджикистан, Кыргызстан, Афганистан, Узбекистан, Китай, Иран, Афганистан и Турция.

Еще один пример – «Производственный комплекс «Сей-Нар» из Восточно-Казахстанской области. Эта компания создана в 2010 году и занимается переработкой сельхозпродукции и выпуском нерафинированного растительного масла. Мощность маслоперерабатывающего завода «Сей-Нар» составляет 26 тысяч тонн в год, а загрузка мощностей в среднем достигает 80%.

Кроме того, в текущем году группа компании «Сей-Нар» планирует увеличить свои мощности в области переработки маслосемян путем запуска нового завода мощностью переработки 1 тыс. тонн в сутки.

В компании отмечают, что активно работают на экспортном направлении, которое составляет более половины всех поставок продукции. Основными зарубежными рынками в 2021 году стали Узбекистан, Китай, Таджикистан и Азербайджан.

«С 2019 года мы смогли нарастить экспорт в 2,2 раза. В этом помог не только рост цен на продукцию, но и заключение дополнительных контрактов с клиентами за рубежом. Нарастить мощности мы смогли благодаря тому, что оперативно нашли финансирование и закупили сырье для последующей переработки и поставки покупателям», – отметили в компании.

Согласно открытым источникам, производственный комплекс «Сей-Нар» получил 2 млрд тенге через Банк Развития Казахстана для «приобретения подсолнечника для производства нерафинированного растительного масла с дальнейшим экспортом продукции». «Шымкентмай» также числится в заемщиках БРК - его банк прокредитовал на 4 млрд тенге. 

В банке считают масличную отрасль одной из наиболее перспективных в пищевой промышленности. В портфеле БРК, помимо вышеупомянутых предприятий в рамках экспортного финансирования значатся ТОО «Масло-Дел», ТОО «Altyn Shyghys» и ТОО «Qazaq-Astyk Group», а также проект по строительству нового маслоэкстракционного завода ТОО «Масло-Дел Петропавловск» в Петропавловске стоимостью 15 млрд тенге. Его запуск запланирован на начало следующего года. 

Что касается внутреннего производства, то оно по подсолнечному маслу с января по март выросло до 108,3 тысячи тонн, или на 11%. Из страны за рубеж вывозят почти половину всего произведенного объема.

При этом рост экспорта происходит даже на фоне того, что с начала года и до начала июля в стране действует квота на экспорт подсолнечного масла в 110 тысяч тонн. Фактически за первые четыре месяца этого года вывезли 72,7 тысячи тонн, и на май-июнь остается объем в 37,3 тысячи тонн.

Материал взят с сайта Kapital.kz.
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 15704 [TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:07:19 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 675 [WIDTH] => 1200 [FILE_SIZE] => 283663 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/632 [FILE_NAME] => oyl.jpg [ORIGINAL_NAME] => ойл.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 848f367ce898a4233f471e1309026172 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/632/oyl.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/632/oyl.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/632/oyl.jpg [ALT] => Казахстан наращивает поставки подсолнечного масла [TITLE] => Казахстан наращивает поставки подсолнечного масла ) [~PREVIEW_PICTURE] => 15704 [LANG_DIR] => /en/ [~LANG_DIR] => /en/ [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 12576 [~EXTERNAL_ID] => 12576 [IBLOCK_TYPE_ID] => pc [~IBLOCK_TYPE_ID] => pc [IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [~IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => b3 [~LID] => b3 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 10.06.2022 [FIELDS] => Array ( ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [PREVIEW_IMAGE] => /upload/resize_cache/iblock/632/352_176_240cd750bba9870f18aada2478b24840a/oyl.jpg )
Array
(
    [ID] => 12577
    [~ID] => 12577
    [IBLOCK_ID] => 191
    [~IBLOCK_ID] => 191
    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
    [NAME] => Сможет ли Казахстан обеспечить себя маслом 
    [~NAME] => Сможет ли Казахстан обеспечить себя маслом 
    [ACTIVE_FROM] => 09.06.2022
    [~ACTIVE_FROM] => 09.06.2022
    [TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:08:27
    [~TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:08:27
    [DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12577
    [~DETAIL_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/?ELEMENT_ID=12577
    [LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [~LIST_PAGE_URL] => /pc/smi-of-brk/
    [DETAIL_TEXT] => Как конфликт между Россией и Украиной повлиял на масложировую отрасль РК

На мировом рынке дорожает подсолнечное масло, ключевыми экспортерами которого выступали Россия и Украина. В обеих странах свои риски: Украина к 5 мая засеяла основными сельхозкультурами 7,1 млн га земель, что составляет чуть менее половины от запланированных на текущий сезон 14,4 млн га – в целом посевная 2022 года отстает от прошлогодней на 20–30%. Россия же столкнулась с санкционными и логистическими ограничениями при экспорте.

Кроме того, с 1 апреля Россия ввела запрет на вывоз семян подсолнечника и рапса, а также квоту на экспорт масла и шрота. Эта ситуация в перспективе может отразиться и на отечественной масложировой отрасли – цены на масло могут вырасти.

красный.jpg

Как устроена отрасль

В последние годы масложировая отрасль Казахстана активно развивалась – с 2006 по 2016 год, например, она выросла в объемах на 400%. Поставляя населению продукты питания, отрасль вносит вклад в обеспечение продовольственной безопасности Казахстана и продолжает сохранять потенциал для импортозамещения.

Производственная мощность маслозаводов страны по переработке составляет около 3 млн тонн семян подсолнечника в год. Объемы выпуска при этом растут. Например, по данным Бюро национальной статистики, в январе – апреле 2022 года по сравнению с аналогичным периодом 2021 года производство нерафинированного подсолнечного масла выросло на 49,7%, составив 98 266 тонн.

В стране работает несколько крупных предприятий. В Восточном Казахстане это, например, АО «Май», ТОО «Востоксельхозпродукт» и ТОО «Усть-Каменогорский маслозавод». В Алматы – АО «Евразиан Фудс Корпорейшн», алматинский филиал ТОО «Масло-Дел», ТОО «MS» и ТОО «ЭФКО Алматы». В Туркестанской области – АО «ШымкентМай», ТОО «Арай».

Один из крупных игроков в масложировой отрасли Казахстана, компания «Шымкентмай», на своем примере показывает, как предприятия этого сектора экономики трансформируются, обеспечивая не только внутренний рынок, но и конкурируют на внешних.

За 80 лет истории завод постоянно наращивал мощности, расширял ассортимент выпускаемой продукции и проводил модернизацию. О масштабах производства говорят налоговые отчисления: по данным Комитета государственных доходов, в 2021 году предприятие их выплатило на 1,2 млрд тенге.

Другой пример – это старейший маслозавод в Казахстане АО «МАЙ» в Усть-Каменогорске. В этом году завод отмечает столетний юбилей: он был основан в 1922 году на базе частной маслобойки в селе Заульбинка, которая была переименована в Маслозавод №1. Ежегодно предприятие перерабатывает около 100 тысяч тонн семян.

На сегодня АО «МАЙ» является единственным заводом, который обладает полным комплексом собственных мощностей, включая элеватор и склады.

Казахстанцам этот маслозавод известен по торговым маркам «Маслозавод №1», «Забота», «Майское» и «Кудесница». Обширная коммерческая сеть предприятия позволяет занимать 35% казахстанского рынка, тем самым делая его лидером. Производительность предприятия составляет 150 тонн высококачественного дезодорированного подсолнечного масла в сутки.

ойл.jpg

Нужно больше заводов

Вслед за изменениями на мировом рынке у многих государств встал ребром вопрос по обеспечению собственной продовольственной безопасности. Большинство стран применяло на практике ограничительные меры по сдерживанию экспорта сырья. Данная ситуация показала, насколько важно иметь развитую перерабатывающую отрасль и наличие сырья внутри страны.

Казахстан укрепляет свою продовольственную безопасность по маслу двумя путями: ограничением экспорта сырья (семян подсолнуха), с одной стороны, и развитием переработки – с другой.

Ограничения в виде квотирования на экспорт семян подсолнечника, которые действуют до 1 июля, сыграли свою роль в сдерживании цен на подсолнечное масло и продукты, получаемые при переработке подсолнечника. Некоторые участники агропрома считают, что квотирование неэффективно для регулирования цен на внутреннем рынке. Тем не менее с начала 2022 года литр подсолнечного масла, по данным Бюро национальной статистики, подорожал на 5%, в то время как социально значимые продукты питания в целом стали дороже на 15,8%.

Эффективнее выглядит другая мера – увеличение внутреннего производства. Это позволяет заместить импорт, который из-за валютной разницы тоже вносит свой вклад в удорожание продуктов.

В стране развиваются действующие предприятия, а также появляются новые. Например, в 2021 году Банк развития Казахстана открыл кредитную линию на строительство маслоэкстракционного завода ТОО «Масло-Дел Петропавловск» в Северо-Казахстанской области, профинансировав 73% затрат на запуск предприятия.

Проект оценивается в 15 млрд тенге, 11 млрд из которых приходятся на заемные средства банка, которые кредитор обязуется погасить в течение 12 лет. Надо отметить, что БРК имеет непосредственное отношение к развитию и такого ведущего завода в отрасли – «Шымкентмай».

Кроме того, в этом году в Восточно-Казахстанской области откроют заводы по производству масла за 41,5 млрд тенге. Один из них будет мультикультурным и автоматизированным. Там в сутки смогут выпускать до 1 тыс. тонн продукции из таких видов сырья, как рапс, лен, соя, подсолнечник, сафлор и кукуруза. Для появления завода отечественный инвестор вложит 28,78 млрд тенге. На данный момент на нем уже устанавливают основное технологическое оборудование.

К строительству другого предприятия только приступили. В него инвестируют 12,74 млрд тенге. На нем масло будут делать из рапса и подсолнечника, которые выращивают в шести районах области. В сутки планируют перерабатывать до 400 тонн рапса и 500 – семян подсолнечника.

Развитие действующих предприятий и запуск новых поможет стране добиться главной цели – обеспечить себя маслом. Кроме того, растительное масло – это продукт с высокой добавленной стоимостью, производство которого обеспечивает рабочие места внутри страны.

С заделом на экспорт

Развитие масложировой отрасли становится особенно актуальным в нынешних экономических условиях, когда мировая торговля этим товаром начинает испытывать сложности. По данным Министерства торговли и интеграции Казахстана, товарооборот масложировой продукции в стране за 2021 год превысил $614 млн, что на 12,3% выше показателя 2020-го.

Экспорт вырос до $275 млн: только подсолнечного масла из Казахстана за рубеж отгрузили на $116,6 млн, а маргарина – на $33,1 млн.

Финансовую помощь для выхода на другие рынки предприятиям оказывает в том числе государство. Через KazakhExport компании получают страхование, гарантии и пополняют оборотный капитал, через БРК – предэкспортное финансирование для закупа сырья. С 2015 года банк уже поддержал маслозаводы на сумму 84,5 млрд тенге. До конца этого года Банк развития планирует направить на поддержку экспортеров еще 68 млрд тенге, которые могут получить в том числе маслопереработчики, готовые идти на зарубежные рынки.

Материал взят с портала Kursiv.media.

[~DETAIL_TEXT] => Как конфликт между Россией и Украиной повлиял на масложировую отрасль РК

На мировом рынке дорожает подсолнечное масло, ключевыми экспортерами которого выступали Россия и Украина. В обеих странах свои риски: Украина к 5 мая засеяла основными сельхозкультурами 7,1 млн га земель, что составляет чуть менее половины от запланированных на текущий сезон 14,4 млн га – в целом посевная 2022 года отстает от прошлогодней на 20–30%. Россия же столкнулась с санкционными и логистическими ограничениями при экспорте.

Кроме того, с 1 апреля Россия ввела запрет на вывоз семян подсолнечника и рапса, а также квоту на экспорт масла и шрота. Эта ситуация в перспективе может отразиться и на отечественной масложировой отрасли – цены на масло могут вырасти.

красный.jpg

Как устроена отрасль

В последние годы масложировая отрасль Казахстана активно развивалась – с 2006 по 2016 год, например, она выросла в объемах на 400%. Поставляя населению продукты питания, отрасль вносит вклад в обеспечение продовольственной безопасности Казахстана и продолжает сохранять потенциал для импортозамещения.

Производственная мощность маслозаводов страны по переработке составляет около 3 млн тонн семян подсолнечника в год. Объемы выпуска при этом растут. Например, по данным Бюро национальной статистики, в январе – апреле 2022 года по сравнению с аналогичным периодом 2021 года производство нерафинированного подсолнечного масла выросло на 49,7%, составив 98 266 тонн.

В стране работает несколько крупных предприятий. В Восточном Казахстане это, например, АО «Май», ТОО «Востоксельхозпродукт» и ТОО «Усть-Каменогорский маслозавод». В Алматы – АО «Евразиан Фудс Корпорейшн», алматинский филиал ТОО «Масло-Дел», ТОО «MS» и ТОО «ЭФКО Алматы». В Туркестанской области – АО «ШымкентМай», ТОО «Арай».

Один из крупных игроков в масложировой отрасли Казахстана, компания «Шымкентмай», на своем примере показывает, как предприятия этого сектора экономики трансформируются, обеспечивая не только внутренний рынок, но и конкурируют на внешних.

За 80 лет истории завод постоянно наращивал мощности, расширял ассортимент выпускаемой продукции и проводил модернизацию. О масштабах производства говорят налоговые отчисления: по данным Комитета государственных доходов, в 2021 году предприятие их выплатило на 1,2 млрд тенге.

Другой пример – это старейший маслозавод в Казахстане АО «МАЙ» в Усть-Каменогорске. В этом году завод отмечает столетний юбилей: он был основан в 1922 году на базе частной маслобойки в селе Заульбинка, которая была переименована в Маслозавод №1. Ежегодно предприятие перерабатывает около 100 тысяч тонн семян.

На сегодня АО «МАЙ» является единственным заводом, который обладает полным комплексом собственных мощностей, включая элеватор и склады.

Казахстанцам этот маслозавод известен по торговым маркам «Маслозавод №1», «Забота», «Майское» и «Кудесница». Обширная коммерческая сеть предприятия позволяет занимать 35% казахстанского рынка, тем самым делая его лидером. Производительность предприятия составляет 150 тонн высококачественного дезодорированного подсолнечного масла в сутки.

ойл.jpg

Нужно больше заводов

Вслед за изменениями на мировом рынке у многих государств встал ребром вопрос по обеспечению собственной продовольственной безопасности. Большинство стран применяло на практике ограничительные меры по сдерживанию экспорта сырья. Данная ситуация показала, насколько важно иметь развитую перерабатывающую отрасль и наличие сырья внутри страны.

Казахстан укрепляет свою продовольственную безопасность по маслу двумя путями: ограничением экспорта сырья (семян подсолнуха), с одной стороны, и развитием переработки – с другой.

Ограничения в виде квотирования на экспорт семян подсолнечника, которые действуют до 1 июля, сыграли свою роль в сдерживании цен на подсолнечное масло и продукты, получаемые при переработке подсолнечника. Некоторые участники агропрома считают, что квотирование неэффективно для регулирования цен на внутреннем рынке. Тем не менее с начала 2022 года литр подсолнечного масла, по данным Бюро национальной статистики, подорожал на 5%, в то время как социально значимые продукты питания в целом стали дороже на 15,8%.

Эффективнее выглядит другая мера – увеличение внутреннего производства. Это позволяет заместить импорт, который из-за валютной разницы тоже вносит свой вклад в удорожание продуктов.

В стране развиваются действующие предприятия, а также появляются новые. Например, в 2021 году Банк развития Казахстана открыл кредитную линию на строительство маслоэкстракционного завода ТОО «Масло-Дел Петропавловск» в Северо-Казахстанской области, профинансировав 73% затрат на запуск предприятия.

Проект оценивается в 15 млрд тенге, 11 млрд из которых приходятся на заемные средства банка, которые кредитор обязуется погасить в течение 12 лет. Надо отметить, что БРК имеет непосредственное отношение к развитию и такого ведущего завода в отрасли – «Шымкентмай».

Кроме того, в этом году в Восточно-Казахстанской области откроют заводы по производству масла за 41,5 млрд тенге. Один из них будет мультикультурным и автоматизированным. Там в сутки смогут выпускать до 1 тыс. тонн продукции из таких видов сырья, как рапс, лен, соя, подсолнечник, сафлор и кукуруза. Для появления завода отечественный инвестор вложит 28,78 млрд тенге. На данный момент на нем уже устанавливают основное технологическое оборудование.

К строительству другого предприятия только приступили. В него инвестируют 12,74 млрд тенге. На нем масло будут делать из рапса и подсолнечника, которые выращивают в шести районах области. В сутки планируют перерабатывать до 400 тонн рапса и 500 – семян подсолнечника.

Развитие действующих предприятий и запуск новых поможет стране добиться главной цели – обеспечить себя маслом. Кроме того, растительное масло – это продукт с высокой добавленной стоимостью, производство которого обеспечивает рабочие места внутри страны.

С заделом на экспорт

Развитие масложировой отрасли становится особенно актуальным в нынешних экономических условиях, когда мировая торговля этим товаром начинает испытывать сложности. По данным Министерства торговли и интеграции Казахстана, товарооборот масложировой продукции в стране за 2021 год превысил $614 млн, что на 12,3% выше показателя 2020-го.

Экспорт вырос до $275 млн: только подсолнечного масла из Казахстана за рубеж отгрузили на $116,6 млн, а маргарина – на $33,1 млн.

Финансовую помощь для выхода на другие рынки предприятиям оказывает в том числе государство. Через KazakhExport компании получают страхование, гарантии и пополняют оборотный капитал, через БРК – предэкспортное финансирование для закупа сырья. С 2015 года банк уже поддержал маслозаводы на сумму 84,5 млрд тенге. До конца этого года Банк развития планирует направить на поддержку экспортеров еще 68 млрд тенге, которые могут получить в том числе маслопереработчики, готовые идти на зарубежные рынки.

Материал взят с портала Kursiv.media.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 15707 [TIMESTAMP_X] => 13.06.2022 16:08:27 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 1051 [WIDTH] => 1536 [FILE_SIZE] => 450888 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/bf9 [FILE_NAME] => krasnyy.jpg [ORIGINAL_NAME] => красный.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => b468a10e668d5131dc47db9f1db4972d [~src] => [SRC] => /upload/iblock/bf9/krasnyy.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/bf9/krasnyy.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/bf9/krasnyy.jpg [ALT] => Сможет ли Казахстан обеспечить себя маслом [TITLE] => Сможет ли Казахстан обеспечить себя маслом ) [~PREVIEW_PICTURE] => 15707 [LANG_DIR] => /en/ [~LANG_DIR] => /en/ [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 12577 [~EXTERNAL_ID] => 12577 [IBLOCK_TYPE_ID] => pc [~IBLOCK_TYPE_ID] => pc [IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [~IBLOCK_CODE] => pc_smi_of_brk [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => b3 [~LID] => b3 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 09.06.2022 [FIELDS] => Array ( ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [PREVIEW_IMAGE] => /upload/resize_cache/iblock/bf9/352_176_240cd750bba9870f18aada2478b24840a/krasnyy.jpg )
Новости 1 - 6 из 15
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец